Спортивная страховка в Чувашии
» » Виктор Тишкин "В моей жизни было много хороших тренеров"

Виктор Тишкин "В моей жизни было много хороших тренеров"

Рубрика «История Чувашского футбола»

Интервью с Тишкиным В. Н. 12 мая 2020 г.

Тишкин Виктор Николаевич
Родился 6 июля 1967 года.
С 1978 года начал заниматься футболом в ДЮСШ "Сталь" у тренера Г. Л. Драндрова.
В 1982 играл за детскую и юношескую команду "Сталь" (Чебоксары).
В 1983 г. провёл сезон в чемпионате Чувашии за клубную команду "Сталь"
С 1984 года - в команде мастеров "Сталь". За эту команду провёл 5 сезонов (1984-1985, 1988-1990), сыграл 149 игр и забил 6 мячей.
В 1991-1993 - в команде мастеров "Азамат" - 112 игр, 21 мяч. Всего в чебоксарских командах мастеров - 261 игра, 27 мячей.
В 1994 году выступал за команду мастеров СКД (Самара), в составе которой стал победителем зоны Поволжья ПФЛ.
В 1995 и 1998 выступал за команду мастеров "Кристалл" (Сергач).
В 2000 году выступал за Д "Ельниково" в Первенстве МФС "Приволжье".
С 1996 по 2008 год выступал в республиканских соревнованиях за команды: "Рубин", "Волга", "Динамо-Мария" Цивильск, "Спартак", "СК Центр", "Факел" Красноармейское.
Обладатель кубка Чувашии 1996 ("Динамо-Мария" Цивильск).

Виктор Тишкин фото 1985 год

– У многих футболистов игровая карьера начиналась с дворового футбола. Вас так же постигла эта "участь"?

– Я начинал играть в Новоюжном районе. Там только построили 20-ю школу. Играли класс на класс. У нас был замечательный учитель физкультуры – Блинов Александр Владимирович. Как-то собрал нас и зачитал статью из «Советской Чувашии» про детскую шумерлинскую команду «Пингвин». В то время «Пингвин» блистал в турнирах на «Кожаный мяч». Они занимали первые места в зональных соревнованиях и выходили на общесоюзные. И он нам, мальчишкам, говорил: – Вот видите, шумерлинский «Пингвин» доходит до таких вершин – играет на уровне лучших дворовых команд Советского Союза!

– Была мечта сыграть против них?

– Да, мы сыграли! В пятом классе начали играть за школу, выиграли район, город, и поехали на финальную часть республиканского турнира «Кожаный мяч». Всех выиграли, и попали в финале на «Пингвин», но проиграли им – 5:0! Реально, тогда они были намного сильнее нас.

– Кто вас привёл заниматься в ДЮСШ?

– Григорьев Анатолий Степанович. У него дочка училась в нашем классе, а он был инструктором по спорту профкома ЧАЗ. Анатолий Степанович впервые привел нас на стадион «Труд». А потом уже Герольд Леонидович Драндров, как раз начал набирать группу нашего 1967 года рождения. С двадцатой школы нас троих взяли: Сашу Забалухина, Сережу Долгова и меня.

– Сложно было пройти отбор?

– Было очень много мальчишек, и пройти отбор было, действительно, непросто. После пятого класса Герольд Леонидович нам сообщил, что он будет отбирать ребят в первый спецкласс по футболу в школу № 35. И всех лучших ребят нашего года рождения он собрал и объединил в этом спецклассе. Нас было 32 человека, две группы. С первой группой занимался он сам, а со второй Романов Анатолий Владимирович.

– Тяжело ездить через полгорода на тренировки и в школу?

– Мы ездили каждый день. В 8 часов утра у нас начиналась первая тренировка – до 9:30. В основном она проходила в зале Дома спорта агрегатного завода. После окончания тренировки мы переходили через дорогу и шли в школу. В 10 часов у нас начинались занятия. А вторая тренировка была в 16-30, после всех уроков, и до 18-00. Подобные тренировки проходили ежедневно, кроме воскресенья, а в субботу у нас была двусторонняя игра. Мы жили футболом, другого ничего у нас не было. Но и учились мы неплохо! Была дисциплина. Герольд Леонидович требовал, чтобы оценки были у всех хорошие. И очень много кругов нам приходилось мотать за двойки. Если получаешь двойку, то вокруг арены накручиваешь круги. Пока не исправишь, до тренировки не допускаешься. Поэтому, мы старались учиться хорошо.

– Когда вы начали участвовать в первенстве Чувашии, вас допустили играть сразу по двум возрастным группам – за детей и юношей.

– Человек пять из детской команды, Герольд Леонидович допускалк играм за юношей 1965 г.р. Он вёл тогда два возраста – 1965 и 1967 годы. Конечно, с ребятами 1965-ого нам было сложно играть, всё-таки, два года разницы.

– В 1982 году несколько ребят со спецкласса ездили на просмотр в Ленинград и вы в том числе.

– Герольд Леонидович Драндров взял нас троих в ленинградский спортивный интернат № 62 на турнир, чтобы нас посмотрели, причём, он и с тренерами интерната договорился - нас встретили, разместили. Мы целую неделю там жили, играли на этом турнире, тренировались с командой. Герольд Леонидович в это время жил в гостинице за свой счет. По итогам этого турнира Сашу Кольцова (вратаря) и Игоря Кулиша взяли в интернат, а я, к сожалению, не прошел отбор. В этом интернате учился еще один воспитанник Герольда Леонидовича – Слава Карпеев, поступивший туда раньше.

Спецкласс чебоксарской Стали 1982 год

Спецкласс "Сталь" г. Чебоксары, 1982 год

– В 1986 году проходила последняя Спартакиада народов СССР, в которой принимали участие команды из игроков до 21 года. За сборную Ленинграда выступал Вячеслав Карпеев.

– Да, Карпеев играл там некоторое время за дубль «Зенита». И Кольцов был третьим вратарём в составе Ленинградского «Зенита», когда они стали чемпионами СССР в 1984 году.

– Сезон 1983 года вы могли играть за юношескую команду, однако за неё вы не сыграли ни разу, и весь сезон провели в составе клубной команды «Сталь» в чемпионате Чувашии среди взрослых.

– Герольд Леонидович отобрал часть перспективных молодых игроков, которые были готовы на тот момент играть со взрослыми, поэтому и не пришлось мне поиграть в тот год за свой возраст.

–Тяжело было в 15 лет играть против взрослых мужиков на первенство республики?

– Конечно, тяжело. Вообще, самый главный период – это переход из юношеского футбола во взрослый. Потому что между юношами и взрослыми – пропасть. Там адаптация идёт сложная.

Что тебе дадут делать по юношам, у взрослых будут пресекать на корню.

– Сезон 1983 года вы провели полностью, выступая в чемпионате республики за клубную «Сталь». Каким же образом осенью 1983 года вы оказались в составе сборной Российской Федерации, выступая в турнире «Кубок Надежды», который, по сути, являлся юношеским чемпионатом СССР?

– Это было в сентябре. Герольд Леонидович подал заявку на одного защитника, полузащитника и нападающего. Но в итоге вызвали только нападающего, то есть меня. Вызвали сразу на сборы, которые проходили в городе Волжском Волгоградской области. По итогам сборов оставили 17 человек из 25-ти приглашённых. Эти 17 человек и участвовали уже во всесоюзном турнире «Кубок Надежды».

– Как вас провожали на эти сборы?

– Напутствовали меня директор нашей ДЮСШ Червяков Александр Иванович и Ваганов Виталий Михайлович. Виталий Михайлович объяснял мне, как добраться. Он в своё время заканчивал Волгоградский институт физкультуры, объяснил, где располагается гостиница.

– Вы один поехали?

– Да, один. На самолёт посадили, полетел, нашёл гостиницу. Никто не встречал. Сам разместился. Подселили меня поначалу куда-то к другим людям. Наутро встал, нашёл своих, и мы приступили к тренировкам.

– Кто тренировал команду?

– Тренер был из Москвы, к сожалению, не помню фамилию. Сборы длились дней десять. Мы тренировались и играли контрольные игры. В одной игре, против взрослой команды «Торпедо» Волжский, я забил гол. Были и другие хорошие моменты, но больше не забивал. По итогам сборов я попал в число семнадцати. Но в самом турнире, я ни одной игры не сыграл. Потому что все игры были очень напряжёнными, и меня так и не выпустили.

– Из того состава российской сборной кто-нибудь стал впоследствии известным игроком?

– Самый известный – это Игорь Скляров. Он играл центральным защитником за СКА Ростов и «Динамо» Москва, а в 1988 году стал олимпийским чемпионом. Фёдор Гаглоев и Равиль Валиев, выступавшие за «Крылья Советов» Самара, Сергей Муштруев – впоследствии играл за московское «Торпедо».

– В финале проиграли украинцам?

–Там была круговая система. В последней игре нам обязательно нужно было выигрывать, тогда мы становились бы первыми. Но мы сыграли вничью, и в итоге Украина стала первой, а мы заняли второе место.

– Получается, что первым воспитанником ДЮСШ «Сталь», которого пригласили в юношескую сборную России, оказались вы?

– Наверное, да. Потом уже Сергей Самсонов постоянно ездил, а Сергей Александров – он вообще за юношескую сборную СССР играл!

– В следующем, 1984 году вам поступило предложение от команды мастеров «Сталь».

– Заявление я написал в декабре 1983 года, и больше меня не беспокоили, потому что у меня был десятый класс, выпускной. Надо было готовиться к экзаменам. И вдруг, в конце марта Герольд Леонидович мне говорит, что надо ехать с командой мастеров «Сталь» на сборы. С 1 по 20 апреля. Это было неожиданно для меня. Я ведь с ними не тренировался ни разу. И с этого момента как-то вдруг всё понеслось. Уже через месяц и два дня я вышел в стартовом составе «Стали» в матче открытия чемпионата 1984 года.

Сталь Чебоксары 1985 год

"Сталь" г. Чебоксары, 1985 год

– Вы были самым молодым в составе?

– Да, мне на тот момент было 16 лет. Я учился в десятом классе.

– В то время в составе команды мастеров наличие молодых игроков было обязательным.

– В заявке должно быть двое молодых - 1966 г.р. и моложе обязательно, а в домашнем матче один молодой должен обязательно играть. Наш тренер Финогенов Анатолий Константинович решил на первую игру поставить меня в нападение, но сыграл я тогда очень плохо. На вторую игру стало понятно, что впереди я не справляюсь, поэтому во второй игре из молодых сыграл Юра Семёнов, а в перерыве вместо него уже выпустили меня в полузащиту.

– Можно сказать, что благодаря возрастному цензу многие воспитанники ДЮСШ получили возможность выступать на уровне команд мастеров.

– Да, был возрастной ценз. Когда создали команду «Сталь» и, естественно, создали детско-юношескую спортивную школу «Сталь», которая впоследствии, и давала игроков. Начиная с 1980 года, в составе команды мастеров стали появляться воспитанники нашей ДЮСШ. Все за них очень переживали! Все ребята из ДЮСШ следят именно за их действиями на поле.

– Вы говорите, что начинали играть нападающим. Однако болельщики вас больше запомнили как игрока обороны?

– Всё произошло благодаря случаю. Во время тренировки у нас была двусторонняя игра и меня поставили крайним защитником. Я отыграл эту игру, как сейчас помню, неплохо. И, когда мы уходили с поля, меня подозвали Кирсанов и Князев и спросили: «А ты крайнего защитника не можешь сыграть?». Я говорю, что я всю жизнь играл нападающим, и даже не знаю, как играть. – «Но ведь сейчас ты сыграл нормально же?», – «Вроде нормально». С этих пор меня использовали на месте крайнего защитника. Я сыграл одну игру, потом сыграл другую. Вокруг меня такие взрослые мужики были – Николай Князев в воротах, Анатолий Кирсанов, Сергей Иванов, Андрей Николаев. Все ребята, естественно, подсказывают, никто не пихает. Они тоже заинтересованы, чтобы молодой игрок заиграл, поэтому всегда подскажут, подстрахуют, если что. И полузащитники все – Лёзин, Паршин, Токмаков, Баранов тоже подбадривали, подсказывали, поэтому в этом плане я чувствовал поддержку. Анатолий Константинович тоже меня поддерживал и доверял. Получается, что один раз я сыграл в нападении, один раз сыграл в полузащите, и все остальные матчи я уже играл слева в защите. Вначале играл только в домашних играх, а в дальнейшем уже и на выезде. В том году мне надо было сдавать выпускные экзамены, а потом и вступительные в институт, поэтому приходилось совмещать. Не знал, что для меня главнее – экзамены или игры.

– На тот момент в команде уже был молодой игрок на этой позиции – Юрий Семёнов. Ведь проще было оставить его, чем переучивать нападающего в защитника?

– Да, вот опять же – вопрос к тренеру. Или, может быть, не столько к тренеру, сколько к игрокам. Видимо, это было коллективное решение. Возможно, Анатолий Константинович советовался со взрослыми ребятами. Моя-то задача была играть.

– А в воротах не приходилось играть?

– Я начинал играть в воротах, только когда был совсем маленьким. Потом пришёл Саша Кольцов, который позже уехал в Ленинград.

– Какие ещё матчи сезона 1984 года вам врезались в память?

– Мы выиграли в домашнем матче у «Крыльев Советов» куйбышевских – 2:0. Как раз Равиль Валиев приехал, с которым я был в юношеской сборной. Мы с ним накануне игры встретились, походили вечерком, повспоминали. А на следующий день нам играть. Я почему-то не был в карантине. Нас всегда забирали на карантин перед играми, а я, наверное, экзамен сдавал, не помню уже.

– С Валиевым были разговоры насчёт предстоящей игры?

– Были. Мы разговаривали об этом, он говорит: – Нет у вас никаких шансов. Команда, конечно, у них была сильная. Прижали они нас в той игре. Но мы на контратаках два гола забили и выиграли 2:0. Леша Демидов оба забил. И другого претендента на первое место – магнитогорский «Металлург» тоже выиграли 2:1. Вот эти два матча из того года я, конечно, запомнил.

– Со слов Сергея Грибова по своему потенциалу вы могли бы играть в высшей лиге, вообще сравнивал вас с итальянцем Мальдини, который тоже очень рано начал играть за профессиональный клуб «Милан». Он считает, ваше отлучение от футбола на два года, в связи с призывом в армию, стало большим препятствием для этого. Не жалеете, что так произошло?

- Нет смысла жалеть о том, что произошло, в то время служили все. Два года службы в ГСВГ хорошая жизненная школа. В спортроту попасть вариантов не было, поэтому два года прошли без футбола.

– Тяжело было после армии восстановить свои игровые качества? Приходилось ли вновь доказывать, что достоин места в команде мастеров?

– Как пришёл из армии, сразу же восстановился в институте. Меня же забрали с первого курса. Приходил, тренировался. Где-то с ребятами тренировался, где-то самостоятельно. Раньше на Центральном стадионе было третье футбольное поле нижнее – там, где фонари горели. Приду, мяч возьму, и туда – на поле восстанавливать кондиции. Потом, на сборы поехал с молодыми ребятами, которые только-только пришли в команду: Сергей Грибов и Валера Орлов. Вот вместе и трудились.

– В той команде также оказались и игроки вашего года рождения.

– Все пришли после армии, и начали заново. С нашего спецкласса в команде были Саня Забалухин, Сережа Дорожный и Саня Грибоедов.

– Вы тренировались под руководством многих наставников.

– Да, в моей жизни было много хороших тренеров! В «Стали» почти каждый год тренера менялись. И каждый из них приходит со своими игроками, и со своими взглядами. И, чтобы пробиться в состав, естественно, надо было проявлять себя. В 1984-1985 годах был Анатолий Константинович Финогенов, потом в 1988-м – Золкин Вячеслав Иванович, в 1989-м – Михайлов Владимир Алексеевич, в 1990-м – Богданов Валерий Петрович. В 1991-1993 – Драндров Герольд Леонидович с Якличем Артёмом Егоровичем. В 1994-м в СКД г.Самара – Вербовский Г.П. и Маслов В.П., в 1995-м в «Кристалле» г.Сергач – Павлюков В.Ф. Такое количество тренеров. У каждого тренера своё видение, своя тактика, свой учебно-тренировочный процесс – всё по-новому.

– У кого было тяжелее?

– Авторитарный стиль был у Михайлова Владимира Алексеевича. У него всё было строго, всё было жёстко. Выполняешь требования – играешь, не выполняешь – сразу менял. Даже были моменты, когда на одну позицию троих игроков менял за игру. Только потому, что они не выполняют его требования. Схема игры у него интересная была. Тренировки были интенсивные. В тот год в нашей зоне было 22 команды, и мы сорок с лишним игр сыграли за сезон.

– А технику вам поставил Драндров или вы её приобрели в дворовом футболе?

– Драндров, конечно. Всё, что я умею, всё, что умеют ребята, это всё – его заслуга. Дворовый футбол – там бегаешь от души. Играешь, бегаешь, и не задумываешься о том, что ты делаешь и как ты делаешь. А вот когда ты уже приходишь на тренировку, тебя уже заставляют обучаться целенаправленно каким-то элементам. И не только техническим, но и тактическим. Он сажал нас в комнату, ставил доску, фишки. Мы сидели, и целый час разбирали все эти игровые моменты, и уже потом переносили их на поле. Герольд Леонидович научил нас любить и понимать футбол.

– Практиковались ли у вас с ним беседы по душам? Один на один?

– Один на один было не очень много. Часто мы в компаниях разговаривали. Он с нами же не только во время школы был. Он выезжал с нами и в лагерь на месяц. Там у нас были трёхразовые занятия. Утром он бежит с нами вместе на зарядку. Потом – две тренировки в день. Это обязательно. А то и кросс или в поход куда-нибудь. Мы даже один раз ездили на велосипедах в Цивильск – в этот лагерь. Получается, поход на велосипедах.

– Получается, он был вам как второй отец.

– Да, он второй отец нам. Он с нами больше был, чем наши родители. А во взрослом футболе это, конечно, в первую очередь – Анатолий Константинович Финогенов. Ведь, чтобы молодой футболист заиграл, нужно, чтобы тренер в него поверил, чтобы он ему предоставлял игровое время. Я всё время играл нападающим, а тут меня вдруг ставят крайним защитником. Естественно, сам просто не научишься этому. Это надо, чтобы и тренер объяснил, и опытные игроки помогали. И они постоянно подсказывали, постоянно страховали. Идёшь в отбор, знаешь, промахнёшься, ничего страшного – подстрахуют, подбодрят.

– Каждый год «Сталь» ставила перед собой задачу войти в десятку, но этого долго не удавалось достичь.

– Мы только в 1990 году заняли 8 место с Валерием Петровичем Богдановым. Он привёз с собой игроков из Самары и Йошкар-Олы. У нас тогда играли Ненашкин, Гиматутдинов, Хитров, в воротах – Мещеряков. Они все из Йошкар-Олы приехали. Из Самары – Курлеев, Цирулин, Мачуков. Кстати, при Богданове в нашем составе появился будущий вратарь сборной России – Александр Филимонов! У нас был основной вратарь Князев и двое молодых – наш Сергей Александров и Филимонов. Оба были вратарями юношеской сборной СССР.

– К сожалению, сезон 1990 года стал последним для чебоксарской «Стали». И по окончании сезона все приезжие игроки покинули нашу команду.

– Да, но в 1991 году у нас тоже была интересная команда («Азамат»). Там были только наши игроки, один лишь Андрей Сулла был из приезжих. Он раньше уже играл за «Сталь» в 1979 году. Забивал много, в том сезоне они с Сашей Варносовым забили по 17 мячей. И Юра Евлампьев мячей 9 забил. Эта троечка работала мощно. Мы во втором круге дома всех выигрывали, причём часто с крупным счётом, и только с Йошкар-Олой сыграли 2:2. Там Филимонов стоял в воротах «Дружбы». 2:0 вели, но не удержали.

– Не означает ли это, что «Азамат» играл в более слабой лиге, чем «Сталь»?

– Нет, в 1991 году наша лига тоже была сильная. А вот в 1992 году – да, там тогда лучшие семь команд ушли в буферную зону, и уровень команд снизился. А в 1991 году в нашей лиги играли «Рубин» Казань, «Зенит» Ижевск, «Динамо» Киров, много было уральских команд, например, «Металлург» Магнитогорск, «Торпедо» Миасс, то есть все те, кто играли во второй лиге во времена «Стали». Мне 1991-й год очень понравился. Тогда командой руководили Драндров Герольд Леонидович и Яклич Артём Егорович. Игра была интересная, доставляла нам удовольствие, было просто приятно выходить на поле. Игроки прогрессировали, например, здорово раскрылся Юра Евлампьев, очень сильно играл, хотя для него это был первый сезон во второй лиге.

– Чем был обусловлен слабый старт сезона 1991 года?

– Мы долго раскачивались, потому что агрегатный завод от нас в 1990 году отказался. Нас перевели сначала на Центральный стадион. Мы несколько месяцев числились там, а потом было собрание, и организовалась команда «Азамат». Это уже была городская команда. И мы провели только одни сборы. Подготовка была скомканная, и первые игры мы провалили, даже домашние матчи проигрывали. Но закончили ровно в середине турнирной таблицы. Двадцать две команды было, и мы – одиннадцатые.

– Можете назвать самый запоминающийся матч в составе «Азамата»?

– Рузаевка, 1991 год. Первая игра. Мы приезжаем в Рузаевку – весь день льёт дождь, а перед самой игрой выпадает снег. И он ложится шапкой на воду, к тому же дренаж был очень плохой. Параллельно с нами «Рубин» должен был играть в Пензе. Мы тогда с «Рубином» в одной паре были. В итоге «Рубин» там договорился перенести игру, в связи с плохими погодными условиями. А мы играли. Минут через 15-20 замесили всё поле. Оно превратилось в сплошное болото, и трава была только у угловых флажков. И вот в этом месиве мы и играли. Ужасно холодно было, все были мокрые. Игра была очень тяжёлая, потому и запомнилась. 3:1 мы выиграли, и все три гола забил Саша Варносов.

– Ожидалось, что сезон 1992 года для «Азамата» будет более успешным. Почему не получилось?

– Команда осталась без лидеров. После восьмого тура Юра Евлампьев перешел в воронежский «Факел», а Андрей Сулла закончил, уехав на Украину. Хотя перед сезоном сборы очень хорошо провели. На сборах в Анапе был турнир из 16-ти команд, в котором «Азамат» занял первое место. Все игры выиграли

– «Азамат» прекратил своё существование весной 1994 года. Успела ли команда провести предсезонные сборы?

– Нет, сборов не было. Мы просто товарищеские игры проводили. А в январе 1994 года мы с Александром Грибоедовым поехали на просмотр в самарские «Крылья Советов». На тот момент там уже играли двое наших ребят: Сергей Грибов и Юрий Евлампьев. Мы съездили с ними на сборы в Сочи, и дней двадцать потренировались в Самаре, но в состав нам попасть так и не удалось. А потом уже, когда «Азамат» распался, ко мне Саша Варносов пришёл и сказал, что нас приглашают в самарский СКД. Мы с ним приехали в Самару в середине мая, когда чемпионат уже начался. После первого круга к нам добавился еще и Саша Забалухин. В СКД мы играли на стадионе «Динамо», а Грибов с Евлампьевым на «Металлурге». Мы ходили на их матчи, смотрели, как они играют. А они, бывало, к нам придут. Сидели, разговаривали, общались друг с другом, тогда и сотовых телефонов не было ещё.

– Варносов там не забивал столько, сколько за «Азамат».

– Там было много классных нападающих, конкуренция была просто невероятная! Там были Палачёв, Циклаури, Бориско, Емельянов, Федотов и Варносов. Их можно было в любую пару или тройку ставить в состав, и непонятно было, кто из них основной. Там и Циклаури иногда сидел на лавке и выходил на замену. Но Варносов, когда он выходил, забивал. И так случилось, что мы до сентября месяца не потерпели ни одного поражения, и, мало того, из двадцати игр 19 выиграли и один раз сыграли вничью и за тур до конца мы завоевали первое место.

– Выступление за СКД у вас ограничилось всего одним сезоном.

– Мы не стали оставаться, потому что мы практически дома не бывали. После того, как «Азамат» распался, у нас все игроки разъехались. Приходько и Николаев уехали в «Кристалл» Сергач, потом туда и Миша Николаев приехал. Грибоедов и Дорожный уехали в дзержинский «Химик», Дима Михайлов – в «Нефтехимик» нижнекамский. Кроме этого, у нас Валера Орлов играл в «Сибири» Курган. То есть, наших игроков было достаточно много, чтобы из них можно было вновь собрать команду. Мы надеялись, что игроки вернутся и команда будет.

– Тем не менее, в следующем сезоне вы домой не вернулись.

– Мы перешли в «Кристалл» Сергач к нашим ребятам. Сергач здесь рядом, и мы были почаще дома. Две игры отыграли – и поехали домой. В 1995 году, когда мы туда пришли, нас из Чебоксар было пять человек. А потом ещё через год пришел Паша Гришин. Кроме нас там были ребята, в основном, с Нижнего Новгорода, трое с Арзамаса и трое с Сергача. И в том сезоне мы удачно сыграли на Кубке России – мы дошли до 1/32 финала. На этой стадии проиграли димитровградской «Ладе», а с 1/16 в борьбу вступали команды высшей лиги. С 1/256 дошли до 1/32 финала. В том матче против «Лады» вначале для нас всё складывалось хорошо – Варносов начал убегать один на один – фол последней надежды. Судил тот матч Валентин Иванов – сын у Валентина Козьмича Иванова, и тот сразу дал защитнику красную. И димитровградская «Лада» всю игру играла вдесятером. Но, тем не менее, они выиграли 3:0.

Кристалл Сергач 1995 год

"Кристалл" г. Сергач, 1995 год

– В какое время у нас в Чувашии был наиболее развит уровень футбола?

– Мне кажется, в 1978-1979-х. Ещё 1980-й, может быть, когда люди приходили на стадион. Это было что-то невероятное! Столько народу было! Когда я за отцом шёл, боялся потеряться. После игры невозможно было уехать, и мы шли в Новоюжный район пешком. Ходили на Гришина, на Кирсанова, на Яклича. Как на актёров ходили смотреть! Тогда были игроки – лидеры! Гришин в какой-то год 16 мячей за сезон забил! А потом мы начали подавать мячи, перед игрой находились в подтрибунном помещении и выходили вместе с футболистами на поле. Вот эту атмосферу вспоминаешь, когда с 32-й раздевалки, с дальней, выходят наши игроки, а с ближней раздевалки – гости, они встречаются перед выходом на поле, и ждут судей. И вот это цоканье железных шипов на бутсах, потом – тишина, может кто-то где-то переговаривается. И чувствуется это напряжение, все нюхают нашатырку. Такая наэлектризованная обстановка! А мы, дети, наблюдаем, как это всё происходит. И, наконец, выходят судьи с тремя мячами, говорят: «Пошли, ребята!». Они выходят на поле, и сразу слышен гул полных трибун! И ты окунаешься в эту атмосферу! Пустые места на трибунах были только за воротами. Работали кассы стадиона, турникеты, и в каждый турникет можно было пройти. Билет стоил один рубль, и люди шли! Можно было в кино сходить за 30-50 копеек, а на футбол пойти – рубль! Те, кто не попадал на стадион, к забору со стороны улицы Николаева прилипали и смотрели, и с балконов ближних домов смотрели. Такой был ажиотаж! Всё сделали люди – профессионалы. И директор завода Волков, и руководители команды. Они собрали самых перспективных из местных ребят и привезли сильных игроков из других регионов. И реально «Сталь» играла тогда с очень сильными командами и играла на очень хорошем уровне.

– Можно ли сказать, что та вторая лига была сильнее, чем нынешняя первая лига?

– Не знаю, это очень сложно сравнивать. Но то, что тогда был очень высокий уровень, это однозначно! Тогда была Южная зона, и в ней выступали такие команды, как «Цемент» Новороссийск, «Дружба» Майкоп, «Динамо» Ставрополь, «Ротор» Волгоград, «Ростсельмаш» Ростов на Дону, «Динамо» Махачкала, «Спартак» Нальчик. Они приезжали сюда к нам, и наша команда играла против них очень даже достойно. В середине таблицы «Сталь» тогда закончила в первый год. А в следующем, 1979 году в Чебоксары приезжали на товарищеские игры московские «Торпедо» и «Локомотив». Кстати, наш спецкласс встречал «Торпедо» в аэропорту. Мы были с цветочками, в трусиках, маечках. Мы их встретили, потом вместе с ними ехали в автобусе, я ехал вместе с вратарем Зарапиным, а сзади сидел Сахаров, нападающий «Торпедо». Мы с ними вместе приехали на стадион, и потом этот матч обслуживали (подавали мячи). Если зрители были далеко от поля, то мы были совсем рядом. И видели игроков вблизи, видели их глаза, слышали, о чём они разговаривают, видели, как они обращаются с мячом. Не передашь словами. Когда ты на трибунах сидишь, не видно этого всего. А тут ты рядом с полем.

– К сожалению, такой атмосферы давно уже нет.

–Да, тогда огромное количество людей приходило на футбол! И трибуны тебя гонят! Там невозможно плохо играть, когда болельщики так болеют. Даже если сил нет, ты всё равно побежишь.

– А приходилось ли играть на выезде в такой же обстановке? Когда все против тебя?

– В конце восьмидесятых годов мы играли в Ижевске против «Зенита». Там на стадионе начали разыгрывать лотерею. Машину разыгрывали или что-то ещё. Там был полный стадион! Свисток судьи не слышно было.

– И как играть в такой обстановке?

– Здорово играть! Когда на стадионе много болельщиков, намного лучше играть, чем при пустых трибунах. Потому что болельщик своё дело делает – он двенадцатый игрок. Он гонит тебя. Когда ты при своих болельщиках выходишь на поле, самое главное – это не облажаться! Это даже не сделать что-либо сверхъестественное, а просто не облажаться.

– Когда пришла мысль о завершении карьеры?

– После 1995 года. У меня родился сын. Двое детей. Если бы у нас была команда, я бы, конечно, ещё остался и играл. Но ездить куда-то, когда у тебя семья здесь, а ты где-то там, смысла не было. Я поэтому перестал уже играть, и начал больше бизнесом заниматься и продолжал играть здесь на республику, чтобы поддерживать форму.

– Но вы ведь провели в Сергаче ещё один сезон – в 1998 году?

– В 1998-м в Сергаче тренировали Андрей Николаев и Александр Приходько. Мы поездили какое-то время, и на этом закончили. В 1995-1996 годах «Кристалл» Сергач был командой от сахарного завода. Но потом на заводе сменилось руководство, и они от команды решили отказаться. Команду стала представлять городская администрация. Но администрация не потянула содержание команды.

– Как в нашем случае с «Азаматом»? Долго такие команды не живут.

– Да, это получилось ненадолго. А так как почти все были приезжие, только трое местных, а остальные из Нижнего Новгорода, Арзамаса и Чебоксар, все разъехались, и играть стало некому. Это, кстати, беда всех команд, которые полностью состоят из легионеров. Деньги заканчиваются, и всё, команда разваливается. Всё-таки, надо, чтобы большую часть состава представляли свои игроки, а не легионеры.

– После Сергача вы продолжили играть в чемпионате Чувашии, но чемпионом Республики стать в итоге так и не удалось.

– Нет. Но удалось завоевать кубок Чувашии в 1996 году, когда я играл за «Динамо-Марию» из Цивильска.

– А в чемпионате лучшим достижением было второе место, завоеванное в составах чебоксарских команд «Рубин» (1996 г.) и «Спартак» (1999 г.).

– Выступая в чемпионате республики, я просто ослабил к себе требования. Перестал тренироваться. Да и тренировки уже такие были, от случая к случаю.

– За «Ельниково» в 2000-м тоже удалось поиграть.

– Да. Но без тренировок как играть? Ко всем играм надо серьёзно готовиться. Я и сыграл там две-три игры, потом на тренировке порвал заднюю поверхность, – и закончил.

– Травмы замучили?

– Нет, травмы не мучили. Сам бросил.

– Просто разуверились, что команды мастеров у нас больше не будет?

– Трудно себя заставить играть. Во-первых, просто так играешь. Без стимула. Приходишь на игры, как на тренировку. Если перестаёшь тренироваться, ты сразу быстро опускаешься на очень низкий уровень.

– Осталось ли чувство сожаления, что чего-то не добились?

– Только то, что наша команда перестала существовать. И жалко, что в полном расцвете сил мы остались без команды, и пришлось нам всем уезжать. У нас вся команда разъехалась, получается. И многие из тех, кто уехал, поездили два-три года, и – бросили. Потому что семьи здесь, а играешь там. Пока без семьи, ещё можно поездить.

– Герольд Леонидович говорил, что вас отпускали в другие профессиональные команды бесплатно с тем условием, что если у нас через год-два восстановится команда, вы все вернётесь.

– Было такое, да. И нас отдавали действительно бесплатно, за нас никто ничего не платил. Но мы бы все с удовольствием вернулись.

– Что, на ваш взгляд, ожидает чувашский футбол в будущем? Появится ли у нас команда мастеров?

– Надо чтобы появилась. Так или иначе, молодым людям надо где-то продолжать взрослую карьеру. А то получается, что мы детей доводим до взрослого возраста, а играть-то им негде.

– Первенство Приволжья для этого не годится?

– Годится, пусть это будет третья лига, но команда должна играть там постоянно. Не в Кубке участвовать, а в первенстве МФС Приволжье. Да и условия для занятий футболом надо улучшать. Два искусственных поля для города - этого мало. А с учетом нашего климата обязательно надо строить футбольный манеж. Я думаю это мечта всех футболистов, играть и тренироваться в прекрасных условиях, не зависимо от погоды.

- Что для вас значит футбол?

– Когда выхожу на поле сам, или когда выходят на поле мои подопечные, я забываю обо всем, окунаюсь в этот мир игры с головой. В игре я такой, какой есть. Футбол выручает в трудные минуты и всегда рядом в радостные. Футбол подарил мне массу интересных знакомств с замечательными людьми. Это моя жизнь.